Знамя бригады

Знамя бригады

Поисковик-энтузиаст из Радошковичей Дмитрий Бриштен установил данные сорока партизан бригады «Штурмовая»

Дороги войны. Сколько следов стерла Великая Отечественная. Сколько имен кануло в безвестность. Но даже спустя 70 лет после Победы безымянные кладбищенские холмы обретают имена. Поисковик-энтузиаст из Радошковичей Дмитрий Бриштен установил данные сорока партизан бригады «Штурмовая», погибших и захороненных в деревне Средняя Минского района. Корреспонденты «Р» отправились на военное кладбище, чтобы вписать последнюю главу в славную историю партизанской бригады.

По дороге мы еще раз вспоминаем историю, которую сегодня знает вся Беларусь. У ребят из детского дома в Семково немцы собирались последний раз забрать кровь и отправить их в Тростенец. Партизаны бригады «Штурмовая» узнали об этом чудовищном замысле. Из парашюта народные мстители сшили белые маскировочные накидки для детей и лошадей и ночью на шестидесяти подводах вывезли мальчиков и девочек. 274 ребенка удалось спасти от гибели и передать в деревенские семьи…

У входа нас встречает окаменевший «дед Талаш». Воин с постамента, символизирующий народного мстителя. На памятнике — табличка: «Здесь лежат 100 партизан бригады «Штурмовая». Дмитрий Бриштен открывает папку со списками и вносит веские коррективы. По его подсчетам, здесь спят вечным сном около 140 человек. Среди них — партизаны, замученные мирные жители, бойцы Красной армии.

«Меня вдохновила поисковик Лариса Бруева из Витебска. Приехал сюда летом прошлого года, сфотографировал надгробные плиты. Стал сверять все фамилии со списками по донесениям безвозвратных потерь бригады в Обобщенном банке данных «Мемориал», несколько месяцев работал в Национальном архиве с документами. После многократных сверок различных фактов составил таблицу, куда внес все имеющиеся сведения по тем, кто сегодня захоронен на кладбище в деревне Средняя».

Дмитрий Бриштен заочно учится на культуролога, а работает машинистом экскаватора. На досуге вместе с местными школьниками поднимает исторический грунт. Поиск героев Великой Отечественной войны у Дмитрия в крови. Его отец Вячеслав в конце 1980-х годов с помощью местных жителей, сведений от ветеранов и архивных документов установил судьбы некоторых партизан «Штурмовой». Воскресшие имена Василия Хватова, а также Ивана Барулина, Алексея Галушкина, Андрея Губенко, Анатолия Теребенина, командира партизанского отряда «Грозный» Ивана Чугуя – его заслуга. В прошлом году именно благодаря архивам Вячеслава Бриштена мы смогли установить имена всех летчиков бомбардировщика Дб-3ф, раскопки которого велись под Молодечно.

Дмитрий показывает рукой в сторону елей: более семидесяти лет назад они были не такими могучими, но укрывали собой народных мстителей. 40 минут пешком в глубь леса – и окажешься у землянок, где располагались штаб и склады с вооружением. Там еще сохранились землянки. Лет пять назад здесь работали саперы: земля до сих пор хранит фрагменты оружия.

Местный житель Андрей Баранов учился в одном классе с внучкой партизана бригады Ивана Борискевича: «Заслушаешься, бывало, когда он рассказывал. Вспоминал случаи геройства и, увы, малодушия среди своих. Как-то поведал: «Лежу в дозоре и вижу, волк убитого тащит».

Партизаны погибали в засадах, во время боевых операций. Участвовали в подрывах поездов и атаках на вражеские гарнизоны. В «Штурмовой» бок о бок с местными воевали россияне и украинцы. Но около шестидесяти партизан, лежащих в Средней, — уроженцы Беларуси. Дмитрий отыскал в архиве: на многих были составлены представления к наградам, которые они так и не получили.

На военных парадах в честь Дня Победы маршируют нарядные «коробки». Здесь, у опушки леса, надгробные плиты стоят отнюдь не в парадном строю. Треснувшие, разрушенные, кое-где облепленные мхом, они накрывают холмы партизанских могил…

Упираемся в свежий памятник, и перед нами всплывает неожиданный факт. Дмитрий не скрывает удивления: «Сергей Заборонок и Мария Лукьянова. Я знал, что Сергей погиб с Петром Могильницким, который захоронен здесь рядом. А вот теперь и конкретная могила Заборонка. Лежит рядом с матерью».

Поисковик Бриштен устанавливает, при каких обстоятельствах погиб партизан и где место его захоронения. Нужно совместить много источников, чтобы получилась общая картина. «За год работы встречался с искаженными фамилиями и именами на памятниках и братских могилах. Существуют паспорта воинских захоронений. Во времена СССР эти документы нередко составлялись с ошибками. Сегодня их можно исправить благодаря ОБД «Мемориал» и данным архивов. Кроме того, существует еще много неизвестных имен. Родственники установленных людей в основном отзываются на запросы.

Выгоревшая белая краска едва проявляет высеченные на бетоне имена партизан. Некоторые основания вообще снесли. Дмитрий обращает внимание на побитую временем цветочницу: «Кто знает, может, и это военная могила».

Андрей Баранов вспоминает, как сюда в памятные даты приходили выжившие партизаны. Он стоял в почетной вахте. Однако братские могилы уже давно смешались с гражданскими. Сегодня это общее кладбище.

Дмитрий Бриштен и его отец проделали огромную работу, чтобы память о тех, кто воевал за свободу от нацизма, не затерялась и не поблекла:

«Не на всех имеющихся в Минском районе братских могилах установлен знак воинского захоронения. На братской могиле в деревне Рогово обозначение присутствует, хотя и не закреплено на памятнике. Это, конечно, не все кладбища, на которых я побывал. Хотелось бы, чтобы появилась новая большая мемориальная доска на захоронениях в деревне Средняя с внесенными на ней именами партизан, бойцов и зверски замученных жертв из числа гражданских. Было бы хорошо поставить такую плиту, чтобы можно было дописывать имена по мере их установления. Ребята из поискового кружка, который сейчас формирую, ищут со мной родственников погибших партизан».

Бригада «Штурмовая» действовала в Минском, Заславском, Логойском, Молодечненском районах силами отрядов «Грозный», «Имени Жукова», «Имени Пономаренко», «Имени Фрунзе», «За Отечество», «Штурм». В каждом — от 300 до 500 человек.

Разумеется, в год 70-летия Великой Победы «Рэспублiка» не может оставить без внимания эти неожиданно вскрывшиеся исторические факты. Редакция газеты берет под свой личный контроль этот воинский мемориал и приложит все силы, чтобы к 9 мая он имел достойный вид. Чтобы на новой гранитной плите появились фамилии всех безвестно канувших героев. Тех, кто ценой собственной жизни приближал долгожданный май 1945-го.

Продолжение следует…

Текст: Ольга КОСЯКОВА, Фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Газета «Республика»
26.03.2015